Город, Покрытый Туманом

Город, покрытый туманом, город, украшенный мраком… Silent Hill

Интервью с Гаем Чи (The Gaming Liberty)

Гай ЧиСайт The Gaming Liberty взял большое интервью у Гая Чи (Guy Cihi), актера сыгравшего и озвучившего Джеймса Сандерленда в Silent Hill 2. Гай рассказал о себе, своей работе, о пирамидоголовом, о том, как проходила запись голоса и движений, о политике Конами и о том, какого это быть Джеймсом. Также Гай ответил на вопрос, мучавший долгое время многих фанатов «Почему его лицо скрыто в фильм Making Of Silent Hill 2″.

Дата публикации: 30 октября 2010 года
Источник: The Gaming Liberty
Перевод: mid_night aka Aoki Yami (ru_silenthill)

Говорит Джеймс Сандерленд. Интервью TGL с Гаем Чи.

Гай Чи

Главный герой Silent Hill 2 – Джеймс Сандерленд, человек, который получает таинственное письмо, говорящее о том, что его умершая жена Мэри Шепард-Сандерленд все еще жива. Джеймс отправляется в путешествие в Сайлент Хилл, место, где предположительно можно найти Мэри. За этим следует серия запутанных, странных и ужасных событий, которые заставляют Джеймса поставить под вопрос его существование, его моральную двойственность, воспоминания и психологическую устойчивость.
Джеймса Сандерленда играет Гай Чи, который не только наделил Джеймса его характерным голосом, но и записал для него все движения в технологии motion capture. Недавно TGL выловил Чи и побеседовал с ним на различные темы о жизни, любви, потерях, его опыте работы с Konami и о горе Эверест. Вот что Гай рассказал им.

TGL: Здравствуйте, Гай. Не могли бы Вы рассказать нам в TGL немного о себе, откуда Вы и как получилось, что Вы стали жить и работать в Японии?

GC: Я родился в Нью-Йорке. Изучал промышленный дизайн в Коннектикуте и проработал в этой сфере некоторое количество лет. В 1985 году я образовал товарищество с одним из моих клиентов. Это была интересная возможность, потому что мы производили нашу продукцию в Америке и продавали ее в Японии. В то время это было очень редким, и в наше время это наверно что-то даже более редкое. Я был холостым и воодушевился от возможности путешествовать по миру. Мы с моим партнером в значительной мере выстроили ту компанию. К несчастью он умер от рака, и я сильно по нему скучаю. Я продал свою долю в той компании в 2000 году и стал инвестировать венчурный капитал и заниматься бизнес-инкубацией, это значит что я помогал мелким предпринимателям начинать новый бизнес. Это интересная работа, и она мне очень нравится. Это чем-то похоже на мою прежнюю работу по дизайну, но вместо проектирования потребительских товаров я проектирую целые компании. Я живу недалеко от Сибуи в Токио. Это молодежный и фешенебельный район. Мне очень нравится жить в Японии, но у меня также есть дом у озера в горах северной части штата Нью-Йорк для скрупулезного духовного развития и ненапряжного укрепления организма.

TGL: Что же привело директора AGS Capital к тому чтобы внести вклад в такой знаменитый игровой франчайз, как Silent Hill? Как Вы прошли прослушивание на роль?

GC: Это было совершенно случайно. Это был период между двумя работами. AGS Capital еще не сдвинулся с места, а я только что продал свою долю в моей первой компании. Я сделал перерыв для отдыха и расслаблялся в Нью-Йорке. Мои старшие дети жили в Токио со своей матерью (моей бывшей женой), поэтому я регулярно туда ездил, чтобы проводить с ними время. В один из моих визитов дочь попросила меня проводить ее на прослушивание для PS игры. На прослушивании ассистент режиссера, Джереми, вкратце рассказал мне основные моменты. Пока я ждал дочку, я высмотрел сценарий, сидя у приставного столика в комнате отдыха. Я начал его читать. Я не знаю почему, но когда Джереми в очередной раз проходил через комнату, я спросил, можно ли мне почитать за Джеймса. Несколько месяцев спустя Джереми позвонил мне в Нью-Йорк чтобы сказать, что я получил эту роль. Я спросил о роли для моей дочери, но он ответил, что она ее не получила. Я сказал ему, что перед тем как принять это предложение, я должен посоветоваться с дочкой. В конце концов, это должно было быть ее прослушивание, а не мое. Когда я спросил разрешения у дочки, она ответила «Не упусти шанс, папа!»

TGL: У Вас всегда был интерес к голосовой игре и озвучиванию, или Вы случайно набрели на это?

GC: Я всегда интересовался актерской игрой. Я исполнял роли в школьных мюзиклах и пьесах со второго класса, а также изучал актерскую игру в колледже в качестве факультативного предмета. Но, как я говорил, моим профилем был промышленный дизайн. Мне очень повезло, что у меня была возможность сыграть в Silent Hill 2, и я искренне ценю всех поклонников, которые были настолько добры, что написали мне и рассказали, что им понравилась моя игра. Спасибо вам всем!

TGL: Вы когда-нибудь думали о том, чтобы продолжать заниматься озвучиванием в качестве основной профессии?

GC: Нет. Однажды я делал несколько записей для одной из моих венчурных компаний, но это было только чтобы помочь им сэкономить деньги. Моя жена как-то сказала мне, что если все другие мои деловые предприятия потерпят неудачу, тогда у меня, по крайней мере, есть что-то, к чему я могу вновь обратиться. (Вот так говорит моя дорогая жена. Она замечательная). Я бы хотел когда-нибудь сыграть в любительском театре, если смогу найти время.

TGL: Расскажите нам немного про персонажа, которого Вы играете в Silent Hill 2, Джеймса Сандерленда. Что он за парень?

GC: Джеймс — это обычный, среднестатистический человек с огромной трагедией. У него внутри сконцентрировано так много боли, что там не осталось места, чтобы он мог выжить. Игра за Джеймса была катартической. Я незадолго до этого развелся и был еще очень близок к своей боли. Я мог легко передать слезы и грусть, когда это требовалось. С моей бывшей женой я прошел через ад, и временами был в почти суицидальном состоянии. Если бы не мои дети, я не уверен, что справился бы. Я не мог вынести мысли о том, чтобы оставить их с ней одной. Я хочу сказать, что когда режиссеры SH2 просили меня выразить душевную боль, все что я должен был сделать — это вытащить какие-то темные воспоминания, и грусть была снова там, со мной. Я в общем-то веселый и беззаботный парень. Один из моих талантов – это способность забывать болезненные переживания. Исполнение роли Джеймса напомнило мне о том, что мы никогда на самом деле не забываем нашу боль. Мы просто ее прячем подальше. К счастью, я не преследуем какими-то действительно тяжелыми и темными вещами, как Джеймс. Я излечился.

TGL: Как Вы готовились к роли и какую сцену было труднее всего играть?

GC: Я просто глубоко погрузился в персонажа. Мое обучение (два полных семестра) основывалось на «методической игре». Каждый раз, когда я приходил в павильон звукозаписи, я становился Джеймсом. Это было страшно. У него внутри много боли и раздражения, но в то же время он добрый и заботливый. Послушайте, я его защищаю! Я на самом деле не могу говорить об этом. Погружаться снова в него болезненно.
Сцена, которую мы больше всего переделывали, это та сцена в конце одной из альтернативных концовок. При всей тяжелой работе, которая потребовалась, это на самом деле очень короткая сцена. Моргни и ты ее пропустишь. Это там, где Джеймс поднимает безжизненное тело Мэри с ее смертного ложа (он задушил ее), потом поворачивается и уносит ее. Я плакал на площадке каждый раз, когда я поднимал и нес безжизненное тело Мэри, но создание такого уровня эмоций снова и снова не было проблемой. Проблема была в том, что режиссер говорил, что я слишком медленно поднимаю Мэри на руки и поворачиваюсь. Несмотря на множество сделанных дублей, режиссер говорил, что это очень медленно. Однажды ночью лежа в постели я прокручивал проблему в голове снова и снова, и внезапно вспомнил актерский приём из колледжа: сценический способ нести «мертвое» тело. В следующий раз, когда мы пробовали эту сцену, я справился с этим на втором дубле. Интересно, из читающих интервью кто-нибудь знает этот прием?

TGL: Вы сами и озвучивали, и записывали движения для Джеймса, правильно? Что Вам больше нравится, голосовая игра или моушен кэпчур?

GC: Я получал удовольствие от всего этого, но вы должны понимать, что все актеры играли свои сцены вместе и вживую на сцене перед несколькими камерами, режиссерами и командой. Это было сходно с записью сцен для фильма. Главное отличие было в том, что на нас не было сценической одежды, на нас были специальные обтягивающие костюмы с узлами, прикрепленными в ключевых точках. Некоторые моушен-камеры были магнитными, другие – лазерного типа. Также всегда присутствовали видеокамеры для записи выражений лица, что позволяло монтажерам правильно совместить звукозаписи с языком тела.
Я не думаю о своей работе в SH2 как о записи голоса в основном потому, что чтобы завершить запись голоса понадобилось всего около четырех дней, в то время как сценическое исполнение заняло почти четыре месяца. Для меня это было как играть в фильме. Несколько дней было потрачено исключительно на запись моей ходьбы, бега, ударов и умирания. Я был расстроен неделями после тех дней «умирания». Каждый раз, когда я давал Джеймсу умереть и упасть на землю, я клянусь, это все еще причиняет мне боль.

TGL: Вам нравилось работать в Konami? Как по-вашему, японские сценаристы и разработчики поступили правильно, решив создать западную историю с англоязычными персонажами?

GC: Спасибо что спросили об этом, это дает мне возможность прояснить некоторые вещи. У меня не очень хорошее мнение о «начальниках» в Konami. Я имею в виду, они замазали мое лицо в видео о создании игры, потому что хотели избежать выплаты остаточного гонорара за мою работу?!? В чем же дело…?? Надо было вести себя честно.
Еще одна вещь, которая меня беспокоит, это то, что они не отдали должное помощнику режиссера Джереми Блаунстейну за ту огромную работу, которую он проделал, поддерживая актеров на сцене и заново редактируя сценарий. Не поймите меня неправильно, нам всем понравилось работать на сцене вместе с творческим коллективом из Konami. Творческие ребята проделали великолепную работу, проведя исследования и написав невероятно сложную историю, наполненную замысловатыми историческими связями. Их трагическая любовная история из SH2 выдержала и продолжает выдерживать испытание временем. Однако факт остается фактом, что сценарий был перенесен на разговорный английский Джереми Блаунстейном, и я думаю, что он заслуживает большего признания за свою работу.

TGL: Если бы Konami вновь обратились к роли Джеймса в другой игре, были бы Вы заинтересованы в том, чтобы повторно исполнить свою роль? Вы рассматриваете возможность снова поработать над какой-нибудь игрой?

GC: Конечно, почему бы нет? Это была самореализация, в этом и должен быть смысл жизни. Если вы хотите, чтобы Konami (или Sony) снова меня наняли, вы можете написать одному парню в Лос-Анджелесе. Его зовут Майкл, он замечательный парень. Если будет душевный порыв, напишите Майку. Он всегда рад получить весточку от фанатов Silent Hill 2. Его адрес: mr.33513@konami.com

TGL: Какова была динамика на площадке? У Вас были хорошие рабочие взаимоотношения с другими голосовыми и моушен кэпчур исполнителями, и поддерживаете ли вы связь с кем-либо из команды сейчас?

GC: Работа на площадке была захватывающей, но часто и изнурительной, потому что это очень мрачная история. Я почти никогда не шел домой сразу после этого, потому что я был психически измотан из-за травмы Джеймса. Взаимоотношения на площадке иногда были напряженными, но всегда профессиональными. Я регулярно общаюсь с Дэйвом Шауфеле, который играл Эдди. Иногда мы вместе гоняем на мотоциклах в невысоких горах рядом с Токио.

TGL: Вернемся к теме того, как Konami размыли Ваше лицо. Я посмотрел документальное видео «Making of» о Silent Hill 2, и мне показалось, что Konami концентрируют внимание на каждом персонаже и его разработке, кроме Джеймса. Почему так произошло?

GC: Сказать по правде, я понятия не имел, что они собираются выпустить видео «Making of». Они мне не сказали. Я узнал позже, когда фанат спросил меня о нем. Начальство в Konami не озаботилось также и тем, чтобы сообщить мне, что игра стала платиновой. Я не хочу копаться в старых проблемах. Творческие ребята классные, а начальство — нет. Как вы знаете, я не постоянный актер, но по тому что я слышал, отчуждение людей для них, видимо, обычное дело. Я надеюсь, что когда-нибудь менеджмент Konami научится правильно себя вести с людьми, которые так много делают для создания их продукции.

TGL: У Silent Hill 2 огромное число поклонников. Когда Вы только получили роль Джеймса, знали ли Вы, что будете вовлечены во что-то настолько значительное?

GC: Нет, вряд ли кто-то знал. Помню, что на площадке было много напряжения между творческой командой и начальством. Творческие ребята, должно быть, старались сильно надавить, чтобы получить большой производственный бюджет и, полагаю, в ответ на них давило управление, чтобы они произвели что-то настолько же значительное. Это потрясающе для всей команды, что все получилось именно так, как получилось. Но опять же, это только благодаря таким замечательным поклонникам, как вы, ребята! От лица всей творческой группы в Konami, позвольте мне сказать «спасибо» всем фанатам Silent Hill 2 за то, что сохранили им работу!

TGL: Что вам больше всего нравилось в тот период, когда вы работали над Silent Hill 2 в роли Джеймса Сандерленда?

GC: Игра! Я очень тщеславен. Я помню, как после одной сцены, где я плакал над постелью больной Мэри, Моника (Хорган – актриса игравшая Мэри) сказала мне медленно и серьезно «У тебя хорошо получается!» Мне это очень понравилось. Высокая оценка и уважение Моники было самым приятным.

TGL: Что воплощает собой Пирамид Хэд по вашему мнению?

GC: Я полагаю, Джеймс создал Пирамид Хэда чтобы наказать себя за убийство Мэри. Я думаю, что Джеймс вызвал в воображении картину из жестокого эпизода своего прошлого, из того что случилось до его встречи с Мэри.

TGL: По-видимому, вы действительно взошли на гору Эверест. Это правда?

GC: Спасибо! Вы дали мне еще одну возможность что-то прояснить. Есть большая разница между тем, чтобы взбираться на Эверест и забраться на вершину Эвереста. Я пытался это объяснить другому интервьюеру. Она не поняла. Я смущен. Я серьезный альпинист и забирался на многие вершины вместе с талантливыми партнерами по команде. Правда в том, что на горе Эверест наша команда не прошла через каскад ледника. Этому просто не суждено было случиться. Но я все еще жив и у моих детей есть папа. Не все люди, с которыми я забирался на горы, теперь живы. Я больше не забираюсь выше 20,000 футов, и мой лимит снижается по мере того, как я становлюсь старше.

TGL: Какие у вас дальнейшие планы, Гай?

GC: Все то же самое, только по-другому. В прошлом месяце я совместно основал новую компанию, создающую еду для животных, под названием Planet Pet Food. Она сосредоточена вокруг комплекса Nature’s Plan и органических веществ, которые полезны для собак и кошек – точно как задумала природа. Мы лицензированы каналом Animal Planet чтобы рекомендовать и продвигать наши корма везде, за исключением США. После всех технических дел, в которые я был вовлечен, я как-то предвкушаю это, и надеюсь, что оно не заставит меня не спать по ночам, беспокоясь о программных кодах. И на прошлой неделе я познакомился с классными ребятами из индустрии компьютерных онлайновых игр. Я понятия не имел, что происходит в этой сфере. У этих ребят хороший опыт, превосходный продукт и твердый бизнес-план, так что я пытаюсь найти способ принять в этом участие. Кто знает, возможно игры вернутся в мою жизнь.

TGL: И наконец, скажите нам, вы на самом деле когда-нибудь садились и играли в Silent Hill 2?

GC: Сожалею! Я даже не смотрю телевизор, как же я могу играть в видеоигру?
Спасибо за все ваши прекрасные вопросы. Счастливого Хеллоуина!

Гай Чи в Facebook.com

Комментариев нет

Оставить комментарий

Город, Покрытый Туманом использует систему Граватар для отображения аватарок. Если вы желаете, чтобы рядом с вашим сообщением стояла ваша аватарка, то вам необходимо зарегистрироваться на http://ru.gravatar.com под тем же E-mail адресом, под которым вы оставляете комментарии. В тексте комментария вы можете использовать HTML код, для вставки изображений, ссылок, выделения текста и т.д.
Символ религии Silent Hill